Feilian
=>

Осень—время ностальгии. Время придаваться печали и перебирать старые пыльные фолианты своей памяти. Время, когда беспричинная грусть выглядит оправданной, и тоска, застывшая в глазах каждого, стремится придать своему обладателю и законному владельцу томные черты поэтов, воспевавших это время года в своих стихотворениях, которыми сотни лет спустя будут мучить школьников.

Это сезонное и массовое стремление рухнуть в темный омут своих мыслей не обошло и меня. Благо всю последнюю неделю времени на раздумья у меня было много, я... я их перешагнула. Нашла, по чему можно было бы скучать, а потом вспомнила, чем на самом деле насыщенно для меня каждое воспоминание—и торжественно вернула его на чердак. С почестями и ритуальными плясками, разумеется. Я счастлива, что именно так сложилась моя жизнь, что именно такой она была раньше. Да, многие моменты хотелось бы исправить, а некоторые и вовсе уничтожить, но... Серьезно, люди, вы же не будете с ножом бросаться на, скажем, кресло, об ножку которого в детстве ударились ногой? Да, было больно, не спорю...вот только вымещать всю свою агрессию на этом несчастном предмете мебели, так не вовремя выросшем на вашем пути, я всё равно не советую. Прищурьте глаза—и в чердачном полумраке вы сможете различить, что это кресло не просто пыль собирает, но и служит подставкой для многих других вещей. ...
И если вы в порыве праведного гнева выкинете его из своего разума—вы потеряете очень много хороших вещей. Многие частички себя. Не стоит этого делать. Это то, что я выявила для себя.

Я вроде бы тоскую по школе. По шумным одноклассникам. По забавным учителям. По этому запаху школьных коридоров, кривеньким значкам хираганы на полях всех тетрадей, по безумным звонкам со звуками из советских мультиков...

Вроде чего-то не хватает. Не конкретного явления, предмета или человека (лукавлю, дабы не нарушать красоту и структуру. Одного человека очень не хватает), а некой тонкой и едва уловимой атмосферы...
Звуки, цвета, запахи, на протяжении 11-ти лет просачивающиеся на подсознательный уровень и ставшие такими обыденными...такими незаметными. Совокупность этих внешних факторов полностью слилась с моими внутренними переживаниями.

И вот тут я поняла, что грусть-тоска отходит на второй план.
Выкорчевать личные впечатления, разбив абстрактную атмосферу "школьных дней веселых" на, хотя бы, два пункта: внешние факторы и личные переживания.

Седлать это не так просто, как кажется на первый взгляд.

Пришлось глубоко уйти в воспоминания и восстанавливать мгновения школьной жизни. Не значимые события вроде первой двойки, или трех пятерок за один урок, новогоднего чаепития или дискотеки...а самые обычные, грустные, рутинные дни. Собрать нечто общее из ничем не примечательных обрывочков. Я так обращаюсь к этим элементам своих воспоминаний не потому, что считаю себя безумно взрослой, повидавшей жизнь и пережившей после выпускного уже многое...нет. Просто чтобы подчеркнуть, попытаться передать, как мельчайшие кусочки прошлого могут быть полезны...если вам в один прекрасный день надоедает рефлексировать и вы захотите идти дальше.

•Я иду в столовую. Небольшая лестница, Серые ступеньки, зеленые стены, желтые деревянные перила, покрытые лаком. Немного прохладно. С конца второго этаже начинают чувствоваться сильные запахи столовой. Зачастую совсем не такие приятные и уж точно не вызывающие аппетита. Я иду одна или иду с кем-то, "болтая", но меня не покидает странное чувство отстраненности.

•Я сижу на уроке алгебры и смотрю в темное окно. Еще не расцвело или уже стемнело? Сложно сказать. Я просто сморю в окно, постукивая ручкой, и жду, когда пройдет время. Перемена сейчас или урок? Не столь важно. Кто-то роется в моем большом пенале, с любопытством извлекая из него странные вещи (вроде брелоков-скелетов, мячей для гольфа или даже небольшого ножичка) и слушая мои истории, чем та или иначе вещь дорога мне; или же я стою у доски, судорожно пытаясь не забыть ничего от волнения. Ноги заплетаются морским узлом, пальцы крошат мел, я вывожу формулы и вроде даже решаю, и вроде даже хорошо, и в большинстве случаев слышу в итоге "Садись, Смирнова, молодец, пять!"...но что мне до этого. Пальцы белые от мела, щеки пылают от притока крови, ноги дрожат...и всё равно краем глаза я смотрю в окно. Сохраняя какое-то глубокое спокойствие внутри себя. Я жду.
И это чувство было всегда. Ожидания.
Сейчас я могу понять, что это было.
Ожидание, основой которому служило какое-то абсолютное знание о том, что все будет впереди. Я часто плакала от одиночества, от того, что нет настоящих друзей, что мне скучно и грустно, что я не знаю, чего хочу...все это было искренним и изматывающим. И тем не менее...
Все свои школьные годы я провела в анабиозе. В ожидании настоящих друзей, веселья, интересных бесед, возможности показать миру себя настоящую, эмоций, чувств, любви, в ожидании бесконечного разнообразия проб и ошибок...я ждала. Раньше бы я сказала—надеялась. О нет, то была не надежда. То было легкое оцепенение, небольшой послеобеденный сон перед веселыми играми. Затишье перед бурей, если хотите.
И вот теперь понимаю... Всё это—сейчас. Каждое мгновение моей жизни. Я им наслаждаюсь. Я больше не сплю. Даже если физически я проваливаюсь в объятья Морфея (иногда прямо на парах...или вместо пар), где-то внутри я бодрствую и ликую, наслаждаясь полнотой чувств. И это потрясающе.

Поэтому сейчас пришло полное понимание того, что выжимать из себя надо максимум. Делать, что интересно, если есть возможность. А если нет—добиваться такой возможности. Знакомиться с новыми людьми и говорить с ними. Чувствовать. Доводить себя до истерик. Прощать. Дружить. Терпеть. Преодолевать. Ломаться и падать, беспомощно барахтаясь, по потом как-то выползая. Потому что окуклиться, заснуть—никто никогда не помешает. Но все же жить—это гораздо приятней.
Поэтому сейчас я хочу ходить на все вечеринки у Ф., хочу тусить с М. в баре и играть в видеоигры, хочу слушать бесконечные рассказы В. о путешествиях, хочу разговоров на кухне Джей-плея об образе Эго в буддизме...
Хочу бесконечного общения с А., наших километровых переписок и откровеннейших разговоров после пар. Хочу взаимовыноса мозгов с Л., хочу замены "стен" на сёдзи —пора делать глобальный ремонт! Хочу искренних прогулок с В. и литров кофе. Хочу бессонных ночей перед контрольными, хочу дрожащих конечностей и исписанных иероглифами тетрадок. Хочу две банки Милкиса в желудке за весь рабочий день. Хочу опять писать курсач с Р.—доктором психологических наук, профессором, практикующим психоаналитиком...и хоть я знаю, что будет сложно...наверняка сложнее прошлой работы.
Но я оглядываюсь назад—и понимаю, что я на самом деле ХОЧУ всего этого! У меня столько желаний и грёз, скопившихся за годы анабиоза и проросших сейчас, в благодатной почве, первыми росточками возможностей. И боятся их воплощать из-за страха ошибки—это как минимум неуважение к той прошлой "Я", которая знала, что дождется своего часа. Которая покорно ждала и копила, чтобы передать все собранные стремления и порывы Мне-сейчас.